sirotinushka andrejka

***

Этого малыша привезли к нам в больницу из дома, от родной мамы. Но такую женщину назвать мамой не поворачивается язык. По документам мальчику было пять лет, но он оказался такой маленький, худенький и ослабленный, что больше трёх лет ему не дать мы не могли. А ещё истощённый и голодный.

Мама бедняги не заботилась о своём ребёнке. Отец неизвестен. Мальчик не умел ходить, только с трудом ползал. Даже не мог кушать без помощи посторонних. От резких звуков или громких голосов малыш пугался и пытался спрятаться под кровать, за дверь или шкаф.

Звали мальчика Андрей, но на своё имя он почему-то отзывался плохо. Когда я попыталась его обнять, ребёнок весь сжался, напрягся, его тельце затряслось, лицо исказилось в испуге, но он не плакал. Было похоже, что мальчик не привык к такому обращению. Оно и видно: на спине и ягодицах Андрея остались кровавые рубцы от ремня. Видимо, бляхой тоже прикладывались. Это как же его били, что остались такие жуткие следы, негодовали мы? Бедный ребёнок…

Андрейка, как дикий зверёк, всегда был один, с другими детьми не играл, на взрослых смотрел с настороженностью. Его глаза — два грустных бездонных колодца, дыры в космосе страха, только что не чёрные. Немного подлечим и передадим его в детдом, решили мы. Но как он там приживётся, если боится всего на свете, переживали мы?

Мальчишечка, кстати, симпатичный был: светлые курчавые волосы, зелёные глаза, на щеках очаровательные ямочки. Как родная мама могла не любить такого ангела?! Почему этой мамаше важнее пьянки да гулянки, а не собственный ребёнок? Эх, и ведь таких по стране тьма-тьмущая.

Как-то раз иду по коридору и вижу Андрейку сидящего с девочкой постарше, которая старательно читает ему какую-то книжку, а мальчик увлечённо слушает. Через несколько дней снова замечаю этих детей вместе. Девочка что-то рассказывает ему, а Андрюша мило улыбается. Подружились, думаю, вот и славно. Я впервые за месяц пребывания у нас мальчика увидела улыбку на его лице. И такая робкая, несмелая эта его улыбка была, что у меня потекли слёзы, потекли одновременно от счастья и от горя.

Хорошо, что малыш стал оттаивать и приходить в себя. Вскоре я стала всё чаще слышать его звонкий смех. Да, горе, что Андрейка не знал ранее всей этой радости и заботы, что лишён был доброй семьи и материнской любви.

Прошло ещё немного времени, и больницу облетела радостная новость: мальчика усыновляют! Оказалось, что родители той девочки, с кем мальчик подружился, решили его забрать из детдома. А мы очень надеялись, что Андрюша будет окружён теперь любовью и заботой. И всё у него будет хорошо! Дай Бог…

© Закоулок К. «Сиротинушка Андрейка»

Читайте также: Пока, Танечка!

Добавить комментарий